Как беженцы с Донбасса относятся к перспективе оказаться за сотни километров от своих домов

За два дня в Таганроге и окрестностях не осталось мест в санаториях и гостиницах, выделенных под размещение беженцев из Донбасса. География их расселения начала расширяться — людей вывозят в Воронежскую, Курскую области и дальше

«Нас прекрасно встретили, но я не хочу в Нижний Новгород»

«Лучше, чем на улице»

Центр Таганрога, Школа олимпийского резерва номер 13. На крытом минифутбольном поле несколько сотен раскладных коек с одноразовым бельем. Среди них носятся дети, их матери и старшие сестры все время проверяют и перебирают свои вещих. Молча лежат пожилые беженцы. Всего здесь размещены 364 человека, каждый третий— ребенок, говорят волонтеры. Это один из так называемых пунктов временного размещения (ПВР), где беженцы с Донбасса дожидаются, когда им определят места для «постоянной» жизни.

Эвакуация гражданского населения из самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик началась 18 февраля. Таганрог, ближайший к российско-украинской границе крупный город, стал основным перевалочным центром.

«Вчера мы выехали в 8 утра, в начале трех дня приехали в Куйбышево (пограничное село в Ростовской области.— РБК). Условия ужасные. Жарко, сидели в клубе каком-то. Детей очень много, маленьких, больших, старики, дети, инвалиды,— рассказывает пожилая женщина.— Просидели мы там до двух часов ночи. Довезли сюда к десяти утра». «Здесь нас очень хорошо встретили, дали возможность отдохнуть. Дали водичку, дали талоны на обеды. Очень хорошо. Здесь нас встретили от души. Мы очень благодарны!— начинает плакать она.— А вот в Куйбышево просто безобразие было». На Донбассе у нее остались военнообязанные сын и внук (мужчинам от 18 до 55 лет покидать границы самопровозглашенных Донецкой и Луганской областей запрещено). «Дети сказали: мамуля, уезжай отсюда. Вчера стреляли, завтра, сказали, наступление. Сейчас звонят, говорят, не возвращайся домой, оставайся, если есть возможность, в России»,— говорит она. Живет эта пенсионерка, медработник с 40-летним стажем, по ее словам, только на пенсию ДНР— 9500 рублей. «Сказали сейчас к нам придут автобусы, вывезут, куда, мы еще не знаем»,— говорит она.

«Нас прекрасно встретили, но я не хочу в Нижний Новгород»

«Мы даже и не полежали, бегаем туда-сюда, оформляем документы, карту. В десять утра приехали, а на кровать ни разу не ложились»,— рассказывает другая женщина. Она с детьми в дороге уже вторые сутки, ночевала в автобусе. Чтобы получить обещанные 10 тыс. рублей помощи беженцам, необходимо оформить карту Сбербанка— на улицах Таганрога появились мобильные отделения банка. Карты оформляют и выдают, подобно гуманитарной помощи, прямо с кузовов брендированных авто, оформляют в том числе и по паспортам граждан ДНР и ЛНР.

Молодая женщина Анастасия рассказывает, что выехала из Донецка вчера. «Сюда нас привезли в девять утра, потому что много было желающих эвакуироваться, долго стояли на таможне. Но сначала мы приехали в Куйбышево, там в доме культуры мы пересидели, потом нас по возрастным категориям— сначала младенцев, потом беременных, а потом уже нас (у нас ребенок два годика)— отвозили. И вот утром мы здесь оказались»,— рассказывает она. Анастасия не знает, как долго продлится эвакуация, жить будет на накопления, которые передал муж, оставшийся на Донбассе, и на обещанные 10 тыс. рублей российской помощи. «А там, может, трудоустроимся как-то. Надоже жить»,— говорит она. По ее словам, сейчас страшнее, чем в 2014 году. Но не из-за взрывов, а из-за нагнетания и информационного фона, говорит она. «Лучше, чем на улице,— смеется Анастасия, говоря об условиях в ПВР.— Если честно, есть где посидеть, поесть. И говорят, что нас скорее всего в другую область переведут. Куда именно— пока не знаем». «Скорее всего, в ближайшую»,— добавляет она, но ошибается.

«Зачем мне в Нижний Новгород?!»

За два дня с начала эвакуации в Таганроге и окрестностях не осталось мест в санаториях и гостиницах. Под размещение беженцев были выделены шесть отелей— пять в области и один в самом городе. Утром 20 февраля врио главы МЧС России Александр Чуприян сообщил, что Ростовская область уже приняла около 40 тыс. беженцев из Донбасса, и они продолжают прибывать тысячами— на границе скопились очереди из сотен машин. Область разместить всех не может, поэтому география расселения выезжающих с Донбасса начала расширяться— ночью 2 тыс. человек вывезли в соседнюю Воронежскую область, которая вслед за Ростовской объявила режим ЧС, и в Курскую.

«Нас прекрасно встретили, но я не хочу в Нижний Новгород»

В спортивном зале школы олимпийского резерва номер 13 делают объявление— можно собираться и ехать на вокзал, поезд ждет. Куда? В Нижний Новгород, это тысяча километров от границы Донецка и Луганска, сутки пути. Слышится ропот. «А завтра Курска не будет?»— спрашивает у волонтера женщина. Тот растерянно пожимает плечами. «Это очень далеко»,— обреченно продолжает она и добавляет, что еслибы в Курск, то детей моглибы забрать родственники из Белоруссии.

«Зачем мне в Нижний Новгород?!»— открыто возмущается 62-летняя Людмила Ландик. Она приехала из Дебальцево со своим 35-летним сыном, инвалидом I группы. «Я только из-за ребенка поехала. Ябы осталась дома. Мы пережили два года, я 2014-2015 годы провела в Дебальцево в убежище. Пустьбы стреляли. Ну что делать— убилобы, значит убилобы. А теперь я поеду в Нижний Новгород. Нас обманули. Я не хочу ехать в Курск, я не хочу ехать за Москву. Нас прекрасно встретили, спасибо вам огромное, я в ноги поклонюсь, но я не хочу ехать в Нижний Новгород».

Остаться в Таганроге ей нельзя, мест для размещения нет, только если за свой счет. Вернуться назад в Дебальцево тоже— выехавшим сказали, что граница будет закрыта на въезд обратно еще минимум три дня. «А с какими деньгами я здесь останусь? Кому я здесь нужна? Да, первых определили в «Солнышко» или в «Ласточку»— в пансионаты. Но понятно, что город не резиновый. Нас никто не заставлял [уезжать], но нас обманули. И мы теперь всем звоним и говорим: ни в коем случае, оставайтесь дома, потому что вы будете не в Ростовской области»,— продолжает Ландик.

Выезжают с Донбасса добровольно— из нескольких десятков беженцев, с которыми пообщался корреспондент РБК, никто не заявил о принуждении. «Но еслибы сказали сразу, что Курск— никтобы не поехал. У девочек здесь мужья воюют. Они их закинули в автобусы, потому что думали— Ростовская область, все закончится, эту погань выкинут, и они заберут своих жен»,— добавляет она.

На первом пути Таганрогского вокзала состав из 20 вагонов. Без списков, без проверок, без расписания, он наполняется с конца и как будет полным— поедет, говорит проводница, дежурящая у двери одного из вагонов. Автобусы прибывают каждые пять минут— со всех таганрогских ПВР, некоторые— сразу из ДНР. «Мы хотим до Ростова, а нас отправляют в Нижний Новгород»,— говорит Валентина. Она оказалась не перроне сразу из Донецка, без ночевок во временных пунктах размещения. «Сказали: мест нет, чтобы где-то ночевать. Скажите, пожалуйста, как? Люди приехали, и нет, где ночевать»,— говорит она. «А как мне на работу [выходить]? 25-го числа мне надо на работу»,— хватается она за возможность остаться в Ростовской области. У нее, как и многих здесь, «есть накопления», но нет понимания, что дальше.

Подпишись на VK РБК

Получайте новости быстрее всех

«Нас прекрасно встретили, но я не хочу в Нижний Новгород»

Источник rbc.ru

от admin